бюджетное учреждение Ханты-Мансийского автономного округа - Югры

"Лангепасский комплексный центр социального обслуживания населения"

Календарь событий
1
Дни мероприятий
8(34669)26333

Ханты-Мансийский автономный округ - Югра, город Лангепас, улица Парковая, 21/1

тел./факс: 8(34669) 2-63-33, эл.почта: l-kcson@admhmao.ru

группа ВК: https://vk.com/public145368973

Карта проезда

Филиал в городе Покачи, улица Комсомольская, д. 7, кв. 41

тел./факс: 8(34669) 7-41-06, эл.почта: kcson-opora@mail.ru

группа ВК: https://vk.com/public131735302

Карта проезда


Режим работы:
ПН - ПТ: с 08.00 до 12.30, с 14.00 до 18.00, СБ, ВС - выходные дни

Социальная реабилитация и адаптация для лиц, страдающих патологическими зависимостями

 

С «Надеждой» в лучшее будущее

«Здравствуйте, мы хотим избавиться от наркотиков. Помогите моему сыну (дочери)…» — обычно так начинается разговор родителей со специалистами сектора социальной адаптации лиц, страдающих патологическими зависимостями Комплексного центра социального обслуживания населения «Виктория. Чаще всего к специалистам приходят мамы и приводят своих сынов или дочерей. Мамы плачут, дети потуплено смотрят в пол. Начинается разговор. Специалист задает вопросы, как правило, на них отвечают мамы, хотя адресованы они детям. Мамы охотно рассказывают, где и как лечились, кодировались, реабилитировались, чем больны и чего хотят.

Выражение «избавиться от наркотиков» мамами и детьми понимается зачастую по-разному. С точки зрения мамы – это уехать в  реабилитационный центр, уехать надолго и там с помощью какого-либо воздействия или чуда прекратить употребление. Наркоманы могут считать совсем иначе. Например, что они совсем не наркоманы и могут прекратить употребление наркотика в любой момент, им нужно только помочь. Каким образом? Например, устроиться на работу, познакомиться с хорошей девушкой, купить автомобиль, жить отдельно от родителей и еще много вариантов. В реабилитационный центр они ехать не готовы, это ведь «целых полгода», а к специалисту пришли потому, что родители насели. Так и говорят. После этих слов, как правило,  начинается словесная перебранка, после чего мамы снова начинают плакать от разочарования и обиды, а дети замыкаются и молчат.

Что же происходит в семье наркомана?

Семья наркомана живет в специфических условиях нервно-психического перенапряжения. Его источники: невозможность заставить наркомана прекратить прием наркотиков; замешательство, вызванное непредсказуемостью последствий поведения наркозависимого; постоянная угроза его жизни и здоровью; беспокойство о его будущем, особенно в силу его неспособности и желания решать свои жизненные проблемы самостоятельно. Родственники тоже находятся в состоянии длительного страха, к которому часто добавляется чувство вины, депрессия, разочарование, а также гнев вызванный спецификой заболевания наркомании. Кроме того, появление наркомана в семье приводит к значительному видоизменению ее структуры и взаимоотношений между ее членами. Условно семья разделяется на три слоя. Они концентрируются вокруг зависимого и различаются степенью и характером вовлеченности в его опеку.

Первый внутренний слой – обычно один человек, чаще всего мама – тот член семьи, который берет на себя роль главного опекуна и на которого приходится основная тяжесть лечения наркомана. Жизнь этого члена семьи полностью сосредотачивается на наркомане. Когда он «ломается» дома именно мама будет рядом. Она купит таблетки, будет контролировать процесс, чтобы ребенок не убежал из дома, она же подойдет к телефону и скажет, что сына (дочери) дома нет. Именно мама денно и нощно думает о потребностях и нуждах больного, заботится об их удовлетворении, о том, как ему помочь. Именно мама чаще других задает вопросы: «Почему он стал наркоманом? Где упустили, просмотрели. Чего ему не хватало?» Она читает книги о наркомании, ходит по врачам и психологам, ищет бабок, экстрасенсов с тем, чтобы узнать хоть что-то полезное. На маму обрушиваются обвинения окружающих, пострадавших от поведения наркомана. Мама лучше, чем кто-либо, знает истинную меру «ненормальности» своего чада. Она всегда мысленно с больным: «Где он? Что он ест? Где ночует? Когда вернется? Вернется ли вообще?» Больше других она страдает от всех колебаний и перепадов болезни. ЕЕ жизнь – это непрерывный поток дел, связанных с наркоманом. Все ее мысли о том, что было сделано, что еще должно быть сделано для него.

Второй слой вокруг наркомана – это те члены семьи, которые не участвуют в повседневной опеке. Впрочем, это не означает, что их эмоциональная связь с наркоманом и его проблемами меньше – просто у них другие задачи. Наркомания- болезнь долгосрочная и дорогостоящая. Даже просто содержать тунеядца-наркомана дорого.

Чаще содержанием наркомана занят папа. Папы продолжают зарабатывать деньги, которые исчезают, как дым, не принося результата. Такое положение дел пап раздражает. С одной стороны, когда папа занят своими профессиональными делами, проблема наркотизации сына (дочки) психологически отдаляется от него. С другой стороны, папа боится того жизненного момента, когда поведение наркомана вынудит его броситься на помощь главному опекуну – маме. Это заставит его оторваться от своих дел. Поставить под удар свои планы, увлечения и так далее. В результате папа может начать бояться наркомана и всего, что с ним связано. Страх перед больным может перерасти в страх перед главным опекуном – мамой.

Далее возможны разные варианты развития событий. Например, папа осознанно или неосознанно начнет отгораживаться от мамы «сверхважными» профессиональными или другими внесемейными обязанностями, истинная функция которых – хоть в какой–то степени защититься от выходок наркомана и связанных с ним переживания. Возникает отчуждение между папой и мамой, сплоченность семьи нарушается. Супруги отдаляются друг от друга. Папе нужна поддержка и понимание от мамы, но мама поглощена мыслями о погибающем сыне или дочери, у мамы просто нет сил. Ей тоже нужна поддержка и понимание от папы, она чувствует, что одна не справляется, но папа либо занят, либо злится. А еще папа может запить или развестись с мамой.

Третий слой – наружный – близкие и дальние родственники, которые в курсе дела, но не имеют с наркоманом непосредственного контакта. Зачастую наружным слоем являются сердобольные бабушки и тетушки. У них имеется своя концепция заболевания, своя наивная система объяснения причин происходящего («слишком баловали в детстве – надо было построже» или «слишком строго воспитали, надо было помягче»). Они пытаются предложить какие-то меры, нередко наивные, чтобы исправить положение, а потом испытывают чувство беспомощности, когда семья пробует следовать их советам, но их этого ничего хорошего не получается. Действия бабушек осложняют положения дел, усиливают чувство вины и беспомощности главного опекуна.

Подведем итоги.

Мама и ребенок-наркоман связаны своеобразной «пуповиной», которая создает психологические предпосылки наркоману вести себя, словно беспомощному младенцу. В такой ситуации обязательно должен быть источник финансирования – папа, тетя их Америки, сестра или брат, то есть кто-то, кто ориентирован на маму и будет помогать ей «спасать ребенка». Время от времени папа с мамой могут выйти из «повиновения» и попробовать напомнить наркоману, что он вовсе не маленький ребенок, не беспомощный, что пусть самостоятельно заботится о себе и «вообще – все надоело»… Тогда появляется бабушка и жалеет любимого внука, а заодно и пускает пожить. Правда потом она плачет и требует, чтобы родители забрали его обратно, но это потом.

Конечно, здесь нарисован собирательный образ семьи наркомана. Конечно, многое гипертрофировано. Конечно же, случай каждой семьи уникальный, но нам важно показать, чем питается наркоманский бес, где его теплое гнездышко, куда он возвращается, чтобы отлежаться и набраться сил для новых «подвигов».

Несколько штрихов к портрету созависимой мамы

Она устала. Она больше не может. Все, что она хочет в данный момент – отдохнуть. Это как глоток воздуха. Отдохнуть, когда ее ребенок-наркоман в безопасности и можно за него не бояться. Кто-то едет в Крым, кто-то в Египет, кто-то в санаторий. Мама наркомана отдохнет и дома у телевизора, но только тогда, когда сын окажется на реабилитации. Он трезвый, сытый, чем то занят, ну и слава Богу. Наконец-то можно расслабиться и подумать о себе. Однако, отправив наркомана на реабилитацию, мама зачастую попадает в больницу с обострением какого-нибудь хронического заболевания.

Мама наркомана приобретает психическую травму, по силе и тяжести сопоставимую с травматизацией солдат, побывавших в «горячих точках». Изнутри разъедает чувство вины, бессилие, обида, стыд, жалость и гнев одновременно. С одной стороны: «Я плохая мать», а с другой – «Я тебя ненавижу». Все это длится годами. Надежды сменяются разочарованиями, доверие к врачам и психологам исчезает. Как помочь наркоману? Жизнь теряет смысл. Многие мамы в глубине души не верят, что их дети когда-нибудь остановятся.

А если созависимая мама – одинокая женщина?
А если она «по совместительству» еще и жена или дочь алкоголика?
А если у нее двое детей наркоманов?
Так что же такое созависимость? Попробуем ответить.

Наркомания (а также алкоголизм, токсикомания) – это химическая зависимость или зависимость от химических веществ. Очевидно, что химическая зависимость близкого человека – это психотравмирующий фактор, который причиняет тяжелые страдания и зависимому человеку, и всем членам его семьи.

Что означает психотравмирующий фактор для мамы наркомана? Именно то и означает, что ее психика непременно ответит комплексом специфических личностных расстройств, «букетом» эмоциональных реакций, поведенческих стереотипов. Навязчивые и непреодолимые поведенческие и эмоциональные стереотипы и есть собственно созависимость.

Созависимость можно определить как крайнюю поглощенность состоянием другого человека и стремление контролировать его поведение при одновременном игнорировании своих потребностей.

Поглощение мыслями о близком человеке, невозможность думать о чем-либо другом, прикованность внимания. Преобладание контрастного мышления, жесткие оценочные суждения. Большое количество некритически воспринимаемых долженствований («Он должен. Я должна. Так должно быть»).

Преобладающие чувства – вина, стыд, гнев, страх, обида. Высокий уровень эмоционального напряжения. Утрачивается способность радоваться. В качестве постоянного фона отмечается душевная боль, усталость.

Поведение характеризуется навязчивым стремлением контролировать окружающих при одновременном снижении способности контролировать свои собственные действия. Попытки заставить прекратить зависимого употреблять алкоголь или наркотики, «спасти» его, чередуются с периодами апатии и безразличия. Частые и бурные конфликты в семье, агрессия. Зависимый ребенок становится центром семьи.

Что же получается?

Получается, что созависимый тоже зависит от употребления наркотиков, но не напрямую, а опосредованно, благодаря эмоциональной близости с наркоманом (вплоть до размытости или отсутствия психологических границ). Зависимый и созависимый подходят друг к другу как ключ к замку. Неслучайно приставка со- в слове созависимый указывает на совместимость, сочетаемость действий и состояний. Возникнув в качестве психологической защиты, с течением времени созависимость утрачивает защитные свойства, приобретает навязчивый, непреодолимый характер, остается болезненным состоянием даже при разрыве отношений с зависимым.

Итак, созависимость – это состояние, из которого родителям, особенно мамам, обязательно надо выйти, если они желают, чтобы ребенок-наркоман, находясь рядом с ними, стал выздоравливать.

Чем и как родителям детей-наркоманов могут помочь специалисты

В  работе с семьями используются принципы системного подхода. Семья – это живая система. Изменение в одном из элементов этой системы неминуемо приведет к изменениям во всей системе. Если мама выйдет из состояния созависимости и займет адекватную, то есть жесткую позицию по отношению к употреблению наркотиков, то наркоману уже не будет так «сладко и тепло» рядом с ней. Что это значит? Это значит, что ему придется встречаться с последствиями своего поведения вплоть до тюрьмы, подвала, голода и так далее. К слову сказать, до крайности доходит редко: кому охота в тюрьму?

Наша задача состоит в том, чтобы помочь родителям наркомана выйти из состояния созависимости. Это очень похоже на выход из длительной депрессии. Человек словно просыпается, оживает, трезвеет, начинает видеть перспективу, упущенные или неиспользованные возможности, появляется сила и надежда.

Для того, чтобы изменить себя родителям потребуется совершить серьезную психологическую работу над собой, проявить честность и настойчивость. Результаты этой работы нетрудно спрогнозировать. Если вы являетесь мамой наркомана, то:

  1. Вы вернетесь к себе, в себя. Обретете самоуважение и человеческое достоинство, право быть счастливой и радоваться жизни, даже если ребенок пока еще не прекратил употребление наркотиков. Необходимо, чтобы у вас появилась личная жизнь, чтобы рядом с вами стало интересно.
  2. Вы эмоционально вернетесь в семью, к собственному мужу и детям, займетесь созданием психологического комфорта для всех.
  3. Вы сможете «перерезать пуповину» со своим ребенком-наркоманом и отпустить его в свободное плавание. Сами задайте себе вопрос: можно ли рядом с вами взрослеть?
  4. И, наконец, вы сможете жить автономно и реагировать на поведение наркомана трезво, адекватно. Жить автономно – это не значит прекратить любить и страдать душой. Вовсе нет. Жить автономно означает защитить собственную личность от разрушения. Вы должны сохранить себя для духовного перерождения, для молитвенного подвига, для добра.

Не только мамы наркоманов являются созависимыми. В созависимость иногда впадают папы – это редко, но бывает. Даже верующие, воцерковленные люди все равно остаются созависимыми, если эту проблему не прорабатывают специально.

Итак, если у вас сформирован запрос на получение психологической помощи в проработке проблемы созависимости, тогда вам предложат посещать родительскую группу.

Группа психологической поддержки для созависимых «Надежда»

Значение группы трудно переоценить. В случае созависимости групповая терапия более эффективна, чем индивидуальная. У многих родителей  нет опыта работы в группе или он  негативный, отсюда и страх.

Психолог позаботится о том, чтобы группа стала терапевтической средой – пространством для ваших внутренних психологических изменений. Изменения станут возможны в атмосфере безопасности, доверия и принятия каждого участника группы.

В первую очередь, созависимая мама получит поддержку таких же мам и надежду на изменение ситуации к лучшему. А поддержка очень важна, поскольку несчастье замыкает человека и создает ощущение, что больше вообще ничего не существует кроме проблемы наркотической зависимости ребенка. На первом этапе необходимо дать созависимой маме возможность выговориться, выплеснуть свою боль и гнев, как можно яснее сформулировать, проговорить свое отношение к проблеме в самых разных ее проявлениях.

Многие мамы, осознав что-то менять во взаимоотношениях со своими детьми, требуют готовые рецепты: «Скажите, как мне себя вести с ним? Не уговаривать же его? Что? Жить своей жизнью? Я все поняла…»

Кто знает как вам вести себя с вашим сыном или дочерью? А кто может знать вас и вашего ребенка лучше вас самой?

Важный этап сотрудничества наступает тогда, когда мама берет на себя ответственность за выстраивание позитивных взаимоотношений со своим ребенком-наркоманом. Как их строить? Методом проб и ошибок, преодолевая сопротивление своих детей-наркоманов? Еще раз повторим: готовых рецептов для вас нет. Только вам и вашей семье предстоит принять решение, как поступить: выгнать из дома на улицу, выселить в комнату в коммуналке, перестать платить за ВУЗ или же привязать к себе и контролировать каждый шаг. Выход всегда индивидуален.

Что вам для этого нужно?

  1. Поддержка и понимание со стороны.
  2. Информация о болезни под названием наркомания, опыт других семей.
  3. Возможность обсуждать результаты предпринятых действий.

Все эти возможности вы можете получить в БУ «Комплексный центр социального обслуживания населения «Виктория», посещая группу психологической поддержки для созависимых родителей.

Приглашаем родителей, которые один на один ведут борьбу  со страшной бедой – наркозависимостью своих детей.

Кроме того, можно обратиться за индивидуальной поддержкой, записаться на консультацию по телефону 2-56-15.

Вместо послесловия

В этой статье мы пытались схематично отобразить основные моменты того длинного пути, который нам предстоит пройти вместе с мамами. В реальности процесс изменений – это серьезная психологическая работа, которая требует честности и усилий над собой. Не секрет, что подавляющее большинство мам приходит в группу не для себя. Помочь сыну (дочери) – вот основной мотив.

Опыт показывает, что все, что мы можем сделать в своей жизни, — это изменить самих себя. Вот где находится граница человеческих возможностей. Мы бессильны изменить другого человека, тем более, если он об этом нас не просит. Какой же выход? Меняться для себя. Ведь семья – это живой организм. Возможно, что его выздоровление начнется с выздоровления главного любящего органа – сердца матери. Такое выздоровление – длительный процесс, но наверное, оно вам доступно.

Парадокс заключается в том, что пока созависимый надеется на себя, ничего в процессе борьбы с наркозависимостью не меняется. Кажется, что еще одно усилие… Надо найти врача, хорошего психолога, уговорить поехать в реабилитационный центр – там уж точно помогут. Но если человек осознает и примет свое личное бессилие перед проблемой, так сразу в душе появляется место надежде на помощь Бога, а не человека, осознанная или неосознанная потребность обрести веру в Спасителя.

Важно отметить, что выше проблема созависимости описана в границах человеческого пространства. Однако на психологическом уровне проблема не решается в принципе. Стратегическая задача психологической помощи созависимому состоит в том, чтобы помочь личности актуализировать потребность духовного роста, движение к вере, к Церкви.

Ведь для того, чтобы мудро организовать свои отношения с детьми-наркоманами, необходимо выстроить иерархию собственных ценностей.

В чем назначение вашей жизни? Чтобы он не «торчал» или чтобы ваша душа спасалась?

Чей это сын? Он принадлежит только вам или еще это сын Божий, у которого свой путь и свои взаимоотношения с небесным Отцом?

В нашем отделении ведется работа по воцерковлению. Курс реабилитации созависимых обязательно включает в себя духовно-нравственное просвещение. Ведется работа специалистом по социальной работе в тесной взаимосвязи со священником.

К нам приходят разные люди: созависимые и не созависимые, церковные и только-только осознавшие потребность приблизиться к церковной ограде. Есть те, которым Господь открыл Себя, и те, для которых эта встреча еще впереди…. Они собираются вместе, чтобы вознести молитву о себе и своих детях. Мы верим, что Бог их не оставит.

(В статье использован опыт практической работы Епархиального реабилитационного центра «Воскресение» и сектора социальной адаптации, лиц страдающих патологическими зависимостями БУ «Комплексный центр социального обслуживания населения «Виктория»).

Сектор социальной адаптации лиц, страдающих паталогическими зависимостями

Ф.И.О
Должность
Телефон
Иванчина Жанна Михайловна
заведующий отделением психолого-педагогической помощи семье и детям
8(34669)2-56-15
Чинегина Ирина Ивановна
психолог
Джаллатова Наида Алиевна
психолог
Кабалоева Ильвира Петровна
специалист по социальной работе

 

 График работы:

Дни недели
Часы приема
№ кабинета
Понедельник-пятница
с 8.30 до 12.30
с 14.00 до 17.12
перерыв с 12.30 до14.00
№ 58

 

Юридический адрес учреждения: 628672, Ханты – Мансийский автономный округ-Югра Тюменской области г. Лангепас ул. Парковая 21/1

E-mail: ksc07@mail.ru

тел./факс:(34669)2-63-33

 

Реестр негосударственных организаций, осуществляющих комплексную реабилитацию и ресоциализацию лиц, потребляющих наркотические средства или психотропные вещества без назначения врача

 

К информации:

Информационный буклет «С «Надеждой» в лучшее будущее»

Информационный буклет «Наркоманизация как социальная проблема»

Программа социальной реабилитации и адаптации для лиц, страдающих патологическими зависимостями «Возрождение»

Информационный буклет «Пить или жить»

Информационный буклет «Спайсы»

Статья «Толерантность в лицах»